Согласно исследованию консалтинговой фирмы Boston Consulting, новые силовые агрегаты и достижения в области технологии автономного вождения уже к 2030 году кардинально изменят рынок коммерческих автомобилей. Об этом Логист.Today узнал из материала, опубликованного порталом eurotransport.de.

Для своего исследования «Будущее коммерческого транспорта» сотрудники Boston Consulting опросили более 100 представителей мировых автопроизводителей, поставщиков и экспертов в области транспорта. В целом респонденты заявили, что скорость адаптации новых силовых агрегатов и автономных транспортных средств будет варьироваться в зависимости от региона и области использования.

Специалисты транспортной отрасли отметили, что в будущем предпочтения будут отдаваться трем типам силовых агрегатов:

  • двигатели внутреннего сгорания (ДВС) на сжиженном природном газе (СПГ);
  • водородным топливным элементам;
  • электромобилям с батарейным питанием.
  • Грузовики на СПГ обеспечивают быструю заправку топливом и могут использоваться в перевозках на большие расстояния. Однако, главной предпосылкой для коммерческого использования данного класса машин является наличие адекватной инфраструктуры (автозаправочные станции и распределительная сеть).

    К преимуществам водородных топливных элементов можно отнести быструю заправку, нулевые выбросы и возможность дальних перевозок. Однако это требует наличия дешевой электрической энергии, Франция и Китай, например, предпочли бы возможность быстрой реализации.

    Электромобили с батарейным питанием с большой вероятностью будут использоваться для легких коммерческих транспортных средств в местной и городской доставке. Необходимым условием для этого является производство электроэнергии, не зависящее от климата. По оценкам экспертов, с 2025 года эксплуатационные расходы на электромобили с аккумулятором будут ниже, чем на автомобили с ДВС.

    По словам экспертов, к 2030 году количество автомобилей с альтернативными силовыми установками в Европе будут составлять более 31%. Это больше чем в США, но меньше, чем в Китае. Наибольшая доля альтернативных приводов, как ожидается, составит 46% и будет использоваться в классе легких коммерческих автомобилей массой до 6 тонн. Причем большая часть будет приходится на электромобили с батарейным питанием. Для средних и тяжелых грузовиков эксперты явно отдают предпочтение автомобилям на СПГ, по крайней мере, в регионах, где есть необходимое количество топлива. Также отмечается, что в данном сегменте возникнет серьезная конкуренция между технологиями СПГ и водородных топливных элементов.

    Тема автономных транспортных средств также была предметом исследования. По мнению экспертов, внедрение альтернативных силовых установок не так тесно связано с технологией автономного вождения в секторе грузовиков, как для легковых автомобилей. Рассматривая общие затраты на транспортное средство, можно с уверенностью сказать, что ДВС еще долго будут доминировать в коммерческом секторе и будут активно использоваться на начальном этапе использования систем автономного вождения.

    Согласно прогнозу, только около 10% легких грузовиков будут ездить в автономном режиме к 2030 году. По заявлению экспертов, автономная технология еще не готова к напряжению типичного трафика доставки, и на данный момент отсутствует необходимая правовая база, которую еще предстоит разработать. Кроме того, водитель (а по совместительству еще и курьер) еще долгое время будет актуален для процесса доставки.

    В свою очередь, для дальних перевозок эксперты предсказывают 20% использования автономных транспортных средств уже к 2030 году. Это объясняется тем, что подобный процесс транспортировки не предусматривает существенных изменений маршрута, а значит нагрузка на оборудование невысокая, и преимущество в стоимости самое большое. Тем не менее, внедрение в Европе автономных фур может быть более сложным из-за правовых различий между отдельными странами ЕС, чем в США и Китае.

    Логист.Today напоминает, что в материале «Истины и мифы о прибыльности гибридов и электромобилей» приводится отчет Французского агентства по управлению окружающей средой и энергетикой, который является результатом исследования экономической эффективности новых технологических решений для транспорта.