«Укрзализныця» (УЗ) в настоящий момент является тромбом украинской экономики, из-за которого сокращаются поступления в государственный бюджет и уменьшается количество рабочих мест. Об этом 19 октября 2017 года заявил в интервью программы «ТОП ТЕМА» львовского канала «ПЕРШИЙ ЗАХІДНИЙ» министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян. Логист.Today приводит часть интервью, в котором чиновник рассказывает о нынешнем положении в УЗ и перспективах развития железнодорожной отрасли Украины.

Ведущая: 

– Еще один болезненный момент – это наша «Укрзализныця». Мало того, что с ней еще недавно было связано много скандалов из-за предыдущего руководителя. В каком состоянии находится ситуация, связанная с «Укрзализныцей» сейчас и какие изменения в настоящее время планируются относительно нее? В частности, вы заявили, что УЗ необходимы конкуренты,  иначе она вообще не будет развиваться, и необходимы частные перевозчики. Что еще необходимо, чтобы «Укрзализныця» отвечала потребностям обычных граждан Украины?

Владимир Омелян:

– Самая простая реформа, которую очень быстро и элементарно сделать – это не воровать. Когда в государственных компаниях на политическом уровне перестанут воровать, мы на следующий день увидим огромный резерв: финансовый и ресурсный, о котором нам всегда говорили, что его нет. На самом деле он есть. Это 30-40-50 и может даже 60% ВВП, находящихся в «тени». Это мы будем иметь на следующий день, когда вся элита, которая сейчас управляет, возьмется за руки и скажет: «Мы не воруем и вы, парни, которые в оппозиции или полуопозиции, тоже ничего не крадете».

Вторая реформа, безусловно – это интеллектуальная реформа, когда мы берем на должности государственных менеджеров, политических или экономических, профессиональных людей. Тут тоже все просто контролируется и проверяется. Человек работает месяц, дает план действий, оглашает его публично. И общество, если ему интересно, наблюдает. Контролирующие органы, в свою очередь, проверяют, что обещанное выполнено. Все!

Вот две реформы, которые необходимо провести в Украине. Дальше уже можно говорить, насколько мы успешно играем на внешней арене, как квалифицированно мы умеем проводить внешние переговоры с большими транснациональными корпорациями, как мы привлекаем внешние инвестиции, что мы делаем в украинской среде. Однако первые две реформы элементарно сделать всего за неделю. И первые две реформы не делаются уже двадцать шестой год подряд.

Ведущая:

– Что с «Укрзализныцей»?

Владимир Омелян:

– С «Укрзализныцей» это… Вы знаете, сегодня мы общались с руководителем области, так он в растерянности. Вагонов нет для ремонта дорог (подвоза щебня), вагонов нет для вывоза продукции компаний на экспорт, срываются внешнеэкономические контракты, вагонов нет для обеспечения транзита через территорию Украины. Реально «Укрзализныця» сейчас – тромб украинской экономики, из-за которого сокращаются поступления в государственный бюджет, из-за которого сокращается количество рабочих мест (производящие компании не могут развиваться, потому что не могут перевозить продукцию, которую выпускают). Это большой вызов и жалко, что здесь никто не хочет наводить порядок.

Ведущая:

– Из «Укрзализныци» только и слышно: повысили цены, повысили тарифы, повысили зарплаты руководству…

Владимир Омелян:

– Это просто неэффективная модель государственной монополии. В первую очередь, нам необходимо оздоровить саму компанию. Потом, сразу же, не ожидая три-пять-десять лет, запускать рынок. Мы должны понимать, что на следующий день, как только мы откроем частную тягу, не будет 250 компаний, которые привезут тысячи локомотивов. Это тоже время. Появится одна, потом вторая, которая будет смотреть, правила игры, которые предлагает государство, честные и прозрачные, или это временный «эксперимент», который приносит деньги. Только тогда рынок заработает.

И тут единственный универсальный ответ, ведь любая государственная монополия автоматически требует дотаций в том или ином виде. В случае «Укрзализныци», она не имеет государственных субвенций или прямой государственной поддержки. Однако за счет тарифов, которые они просто поднимают, мы идем к черте, когда у нас будут высокие тарифы, а компания будет уничтожена.

Ведущая:

– Существует ли уже спрос на частный рынок железнодорожных перевозок? То есть существуют ли инвесторы и владельцы компаний желающие войти на украинский рынок?

Владимир Омелян:

– Минимум 60% рынка грузовых перевозок – это две больших компании, которые принадлежат, так сказать, двум украинским олигархам. Они готовы запускать свою частную тягу не из-за того, что хотят заниматься различными перевозками, а потому что они находятся в реальном отчаянии. Они производят продукцию и не могут отправить ее на экспорт.

У нас также есть несколько игроков поменьше, которые готовы попробовать себя на данном рынке. У нас есть предложения от иностранных железнодорожных компаний, которые также готовы зайти на украинский рынок и работать вместе. Более того, интерес частных лиц и частных компаний в области развития пассажирского сообщения, качественного: закупить современные вагоны, современное белье, продумать маршруты, увеличить скорость. Однако это все не делается, потому что мы не хотим. Нам проще воровать на ремонтах, которых нет, и на закупках, которые обворовывают все…

Ведущая:

– А так схематично, кто и что сейчас должен сделать, чтобы мы сейчас это запустили?

Владимир Омелян:

– Кто и что должен сделать? Это очень просто. Во-первых, назначение адекватного руководства. В случаях Администрации морских портов (АМПУ) и «Укрпошты» мне это удалось. Во-вторых, прозрачный план реформ. На самом деле новому руководству тут даже ничего не надо придумывать. План написан уже давно. Не в 2016-2015 или 2014 годах, а в 2012. Его просто необходимо выполнять. А этого никто не делает. В-третьих, запускать рынок, запускать конкуренцию. Поймите, конкуренция – это ключ к успеху данной компании. У нас чрезвычайно качественная ситуация, по сравнению с другими европейскими государствами. У нас 80% грузов, пока что, перевозится «Укрзализныцей». У нас владельцы грузов приходят в УЗ и просят «перевезите нашу продукцию». На Западе нет такой картины. На Западе грузы перевозятся автомобильным, речным и другими видами транспорта. Поэтому железные дороги Западной Европы вынуждены искать клиентов и просить их воспользоваться услугами. Правительства стимулируют, чтобы переходили на использование железнодорожного транспорта.

Ведущая:

– А у нас железная дорога может и не делает…

Владимир Омелян:

– Мы можем, мы это убиваем и на отремонтированные дороги выпускаем крупнотоннажный транспорт, который разрушает покрытие.

Ведущая:

– Я требую, все таки, конкретного ответа. Кто должен нажать эту кнопочку?

Владимир Омелян:

– Премьер-министр. Премьер-министр, который взял на себя ответственность за управление «Укрзализныцей». К сожалению, я так и не услышал отчет Балчуна, на котором настаивал год, чем же человек занимался. Премьер-министр назначил нового исполняющего обязанности руководителя «Укрзализныци». Он взял на себя публичные обязательства, что незамедлительно проведет конкурс по выбору нового руководителя. Правление должно быть новое назначено. Но этого ничего нет.

Ведущая:

– Какие перспективы, снова это связано с УЗ, по поводу продолжения железнодорожных маршрутов на Запад? Потому что первый эксперимент поезда Перемышль оказался очень популярным и востребованным.

Владимир Омелян:

– Более того, мы сейчас прорабатываем еще один очень интересный маршрут, который потребует больших капитальных вложений. Это можно назвать мегаинфраструктурным проектом Украины. Это железнодорожная «евроколея», которая соединит Одессу с Киевом, а далее Киев со Львовом. Фактически, запуская инвесторов и мировые компании в морские порты Украины, всячески упрощая портовые тарифы и сборы и снижая их, надеемся на дополнительный грузопоток из собственных портов. В случае новой железнодорожной колеи, мы будем иметь не только скоростное пассажирское движение (минимальная скорость будет 200-250 км/ч), но и скоростное грузовое движение. И тогда мы, в принципе, когда вместо нескольких суток, когда грузопоток проходит сотню-другую километров, сможем обеспечивать доставку до границы с ЕС меньше чем за сутки. В случае направления Одесса – Киев – это будет несколько часов. И все, мы имеем абсолютно другое качество логистики. Да, это очень большие капиталовложения. Однако даже иностранные компании готовы рассматривать данные проекты на базе концессий. Но у нас нет закона о ж/д транспорте, который разрешал бы частных операторов. У нас нет закона о концессиях, он до сих пор разрабатывается. И есть много искусственных препятствий, которые достаточно сильно сдерживают Украину.

Вот сегодня на круглом столе было достаточно хорошо сказано, что высокоразвитая страна – это не только инфраструктура. Нет, высокоразвитая страна – это, в первую очередь, инфраструктура. Однозначно верховенство права, однозначно отсутствие коррупции, однозначно правильные управленческие решения, иначе не будет высокотехнологичной инфраструктуры. Однако инфраструктура – это признак развитого государства.

Логист.Today напоминает, что 18 октября 2017 года Киевский апелляционный административный суд подтвердил решение суда первой инстанции о незаконном выведении «Укрзализныци» из подчинения Министерства инфраструктуры Украины (МИУ). Таким образом, УЗ вернулась под юрисдикцию МИУ. Несмотря на то, что премьер-министр Украины взял определенные обязательства относительно конкурса по выбору нового руководителя и назначения правления «Укрзализныци», в будущем определять политику железных дорог будет Мининфраструктуры. Поэтому будем и в дальнейшем отслеживать, как будут проходить реформы в УЗ. В данном интервью Владимир Омелян сказал очень много о реформировании компании и отрасли в целом. Посмотрим, насколько его дела будут соответствовать обещаниям!